Елена Воробей: Дочка доверяет моему вкусу (журнал "Панорама" №14, 2015)

Елена Воробей: Дочка доверяет моему вкусу (журнал "Панорама" №14, 2015)

– Елена, по-вашему, что такое женский юмор? Некоторые мужчины отказывают ему в существовании в принципе.

– Видимо, мужчинам так проще. Они вообще считают, что женщинам, к примеру, не место в мужской компании. Что касается юмора, то он у нас не отсутствует, он просто другой. Пошлый и циничный анекдот в мужской компании прозвучит на ура, а женщина почувствует себя неловко. Так повелось, что женщина чаще смущается и заливается краской, например, при слове «жопа». Может быть, это они имеют в виду, утверждая, что с юмором у женщин проблемы?

– Вы смотрите пародийные шоу?

– Время от времени. Актеры частенько передергивают – не очень похоже. А еще бросается в глаза постановочность – эти срежиссированные голосования, когда одного вытягивают, а другого подтапливают. Понятно, это нужно для рейтингов, но мне, как человеку с обостренным чувством справедливости, становится противно, если нахваливают того, кто похвалы недостоин.

– Именно по этой причине вы отказываетесь от участия в шоу?

– Безусловно. Мне бы хотелось попробовать себя в новом формате, я не люблю проторенных дорог – это становится похоже на бизнес.

 – Что подразумевается под новым форматом?

– Смешение жанров. К примеру, интересно было бы снять комический ролик с актером из публики или подготовить с непрофессионалом дуэт. Недавно заметила, что стала реже смотреть телевизор. Хотя не могу отмести «Кривое зеркало», «Аншлаг» или Comedy Woman только потому, что кто-то считает эти программы вторым сортом. Я не боюсь собственного мнения.

– У вас на жакете интересная брошь, да не одна!

– Сама сделала. Купила дорогой жакет, окантованный цепью. Ходила, фасонила в нем дней шесть, а потом цепочка вылезла из швов. Хотела было расстроиться, и вдруг кто-то обронил: «Классный жакет, и цепь так круто висит!» Расскажу смешную историю. Однажды я сообразила, что у представителей бомонда принято выходить в свет с дорогими сумками. Я с ужасом смотрела на стоимость этих вещиц и долго не решалась потратить на них честно заработанные деньги. Но, оказавшись на гастролях в Америке, сказала себе: «Пора!». Зашла в бутик и, замирая от собственной смелости, выбрала Louis Vuitton за 2200 долларов. Выхожу в свет, ожидая немедленного фурора, но никто и слова не сказал! Относила сумку полгода, и ни одна зараза даже внимания не обратила! Когда кожа изрядно пообтерлась и из канта вылез китовый ус, я зашвырнула сумку в дальний угол и больше к ней не возвращалась. А в Таиланде купила точно такую же за полтинник, и, поверьте мне, разницы никто не заметил.

– А какие требования вы предъявляете к одежде?

– Я пришла к выводу, что стилист мне не нужен. Ходить по магазинам я не люблю. В основном покупаю вещи за границей, у нас пополняю гардероб базовыми вещами: брюками, джинсами, футболками. Вечерние платья, тем более костюмы для сцены, шью на заказ. А вот в продовольственных магазинах моя душа разворачивается. Внимательно выбираю товар, читаю этикетки, включая мелкий шрифт. С Севера всегда привожу рыбу, с Дальнего Востока – оленину, корюшку, красную икру. Обожаю блошиные рынки! Недавно такие очки себе отхватила!

 – Что в них особенного?

 – К московскому показу мод 1957 года была изготовлена экспериментальная партия очков в количестве трех пар. И теперь я – обладательница одной из них. У меня вообще полно безделушек – броши, старинные русские монеты. Но я не тащу в дом все подряд – у меня и шкафов-то нет. Я люблю минимализм.

– Вашей дочке Соне сейчас двенадцать – возраст, когда хочется выразить себя, в том числе и в одежде. Она подражает маме или у нее свои представления о прекрасном?

 – Соня доверяет моему вкусу, но и экспериментировать не боится. Иногда мы садимся, берем старый шелковый шарфик, обматываем проволочкой, прикрепляем брошь, и получается нечто оригинальное. Кроме того, Соня смотрит передачи о моде, листает журналы, иногда и меня просвещает. Ей постоянно хочется менять блузки, платья. Благо у нас практически один размер, а в гардеробной всегда есть во что переодеться. Время от времени не мешало бы проводить там ревизию, но я физически не могу что-то выбросить. У меня есть специальные полки с подарками. Если вижу вещь, лично мне не нужную, но такую классную, что грех не подарить, покупаю и жду подходящего случая.

– Чего вы никогда не позволите дочери сделать со своей внешностью?

– Я ничего не запрещаю, но всегда прошу: «Давай обсудим». Совершенно точно меня шокировал бы пирсинг на языке и все эти атрибуты готической субкультуры.

 – Как вы думаете, вкус – это приобретенное?

 – Мои родители очень простые люди, слово «мода» им ни о чем не говорит. Так что в моем случае чувство вкуса – приобретенное. Я всегда умела анализировать, узнавать что-то новое, читать. Кроме того, у меня ребенок-школьник, и новые знания просто необходимы. Я должна знать сверх того, что дают в школе.

– По дому Соня помогает?

– И делает это с удовольствием! А все потому, что в нашей семье физический труд никогда не был наказанием! Соня должна была заслужить право мыть посуду! Как в «Томе Сойере», где мальчишки красили забор.

 – А какая вы хозяйка?

– Далеко не идеальная. Мыть посуду, убираться не люблю! Не люблю шить, а только доводить до ума, и делаю это с ловкостью. Беру какое-нибудь старое платье, которому лет 30–40 и которое мама уже собралась выбрасывать: «Мама, я сделаю так, что ты не узнаешь это платье!» Как правило, у меня получается. Однажды, еще студенткой, оказалась в Польше, где меня приютила знакомая молодая семья. Там я увидела, как жена накрывала на стол, а ее супруг застилал постель. «Ядвига, он у тебя постель стелет?» – «Он меня так благодарит. А как иначе? Мужчина должен благодарить свою женщину за то, что они вместе». Я увидела в этом жесте столько мудрости и уважения к женщине… Что касается меня, могу сказать точно: гастрольная жизнь развращает. Приехала в одну гостиницу – намусорила, уехала в другую.

– А как обстоит дело с готовкой?

 – По возможности готовлю. На кухне я всегда импровизирую, рецептов не придерживаюсь. А вот выпечка – булочки, торты, пироги – у меня не получается. Видимо, не мое. Ребенок у меня в этом плане совсем не требовательный. Ей нужна простая еда, к тому же в малых количествах: картошка в мундире, борщ, курочка по-японски с соевым соусом и томленым чесночком. Да и сама она в состоянии сварить гречневую кашу и поджарить ее с лучком и овощами.

 – Ваши гастрономические предпочтения?

 – Рыба, но не любая. Мясо для меня тяжеловато. Правда, и с рыбой не все просто: если за границей всегда указывается, разведенная она или выловленная в открытом море, то у нас она везде натуральная. Поэтому, будучи в еде человеком искушенным, я определила для себя перечень продуктов, которые не надоедают. Мой фаворит – картошка в мундире с маслом, чесночком и зеленью, домашняя капуста с репчатым лучком, домашние малосольные огурчики, жареный минтай с хрустящим луком, жареные белые грибы, овощ­ной суп или уха из двух-трех сортов рыбы.

– А ужин вы отдаете врагу?

– Всегда говорю: «На ночь ни-ни!» – и тащу с собой на работу рыночные огурчики и зеленый салат. Вечером прошу девчонок сделать мне из этого салат, заправленный маслом и лимонным соком вместо соли.

– Вы не страдаете лишним весом. Могли бы себя и побаловать.

– В семье я самая полная. Но от диет отказалась – ничего, кроме вреда, они не приносят. После родов резко похудела: закрылась дома и как сумасшедшая делала упражнения на пресс, ела только фрукты и овощи. В результате – минус девять килограмм. Теперь, если возникает необходимость сбросить вес, перехожу на овощи и пью много воды – литра полтора в день. В последнее время ограничиваю себя в потреблении соли. В ресторанах всегда заказываю свой фирменный сок детокс, в который входят сельдерей, огурец, петрушка и лайм. Но вообще мода на худых девочек мне не нравится. Иногда дочуня звонит: «Мне опять бабушка сказала закрыть холодильник». – «Дочуня, не слушай, отрежь себе хлеба и съешь. Летом побольше побегаем, поплаваем».

 – Многие ваши коллеги соблюдают пост. А вы?

– Никогда. При моей профессии это тяжело. К тому же не ругаться я не могу, особенно когда машину подрезают или хамят.

– И ответить можете?

– Виртуозно! Как-то пробовала обойтись без ругательств, так долго не продержалась.

– Давно машину водите?

– Права получила недавно. Решила попрактиковаться в вождении в Барселоне. Подошло время сдавать машину, но я захотела напоследок посетить бульвар Рамбла и заблудилась. Тут с моей машиной поравнялся мопедист – мол, неполадки у вас с колесом. Открываю окно – колесо спущено. С испанским у меня не очень. Мне объясняют, что метров через 300 есть шиномонтаж, но надо объехать квартал. Тут опять мопедист объявляется: езжай за мной. Останавливаюсь на перекрестке и думаю: «Странно, ни гаража, ни мастерских…» Парень показывает: давай, мол, посмотрим, есть ли запаска. Инстинктивно беру сумку, телефон, открываю багажник и вдруг вижу, как в машине кто-то шарит. Как его сумкой отколотила! Надо было бы и в полицию обратиться, но ведь ничего не докажешь.

– Вы занимаетесь спортом?

 – Перед концертом всегда прохожу пять километров на беговой дорожке. Плавать не люблю, а вот велосипед – мой вечный спутник, особенно в Черногории, где летом отдыхают родители. Мне нравится ходить пешком – сразу появляется уважение к себе, особенно если удастся не наесться после прогулки. Кстати, в Черногории я научилась с берега ловить рыбу. Когда худею, говорю себе: «Будешь есть то, что поймаешь». Так что кастрюльку ухи иногда на три дня растягиваю.

– SPA-салоны любите?

– В отпуск всегда беру с собой комплект спортивной одежды и упаковку целлофановой пленки, чтобы тренировки проходили эффективнее. Люблю LPG-массаж, который особенно хорош в комплексе с занятиями спортом и разгрузочными днями. Нравятся шоколадная маска и обертывание – приятный запах и есть не хочется. А вот над лицом я чаще издеваюсь, чем ухаживаю. Когда снимали пародию на Кончиту Вурст, бороду мне решили не рисовать, а приклеить ядреным клеем. Съемку задержали, и я поняла, что опаздываю на самолет. Мне дают раствор: «Медленно растворяй клей спиртом». Усы я убрала, а бороду по-быстрому рванула. «Заодно и депиляция», – пошутил кто-то. На гастроли обязательно беру корейские подушечки для глаз из латекса, но за полгода ни разу ими не воспользовалась. Есть у меня и несколько баночек крема для лица, которые куда-то деваются в самый нужный момент. Но вообще я стараюсь доверяться профессионалам, поэтому при случае захожу в салон, особенно на гастролях.

– Вы не боитесь появляться на людях без макияжа…

– Идеальный макияж – тот, который не видно. Говорят, чем больше лет, тем толще косметичка. Но я пользуюсь декоративными средствами очень умеренно, лицо и так перегружено гримом на работе. Обязательно использую тональный крем – цвет кожи много значит. Не пренебрегаю тушью и карандашом, мой любимый – коричневый. Он универсален – можно и брови подкрасить, и глаза подвести, и даже коррекцию скул сделать. Гигиеническая губная помада и увлажняющий крем для рук есть в моей сумке всегда. А вот косметички у меня долгое время не было. Исправила положение Соня – подарила мне эту чудесную вещицу.

 

Беседовала Анна Абакумова