Елена Воробей: Я - невеста! (журнал "Большая Москва" №19(100) 18.05.2016)

Елена Воробей: Я - невеста! (журнал "Большая Москва" №19(100) 18.05.2016)

– Елена, вы очень яркая и неординарная личность. Спроси любого на улице – человек сразу ответит, что знает вас, а многие даже станут цитировать ваших героинь. Наверняка родители видели вас в халате врача или строгой учительницей. Почему вы решили стать именно актрисой?

– Я с восьми лет вела активную творческую деятельность – во дворе. Петь в ванной комнате и в подъезде мне надоело – захотелось аудитории. Собрала подруг и предложила сколотить дворовую бригаду. Сочинила сказку. Были розданы роли. Такая нехитрая драматургия: принц, принцесса, Баба-­яга, хеппи-­энд обязательно. Первая постановка была показана в детском саду. Мы перелезли через забор, я пошла на переговоры с заведующей. Говорю: «Вот, мы артисты, денег нам не надо». Она: «Ну какие деньги! Мы вас компотом и печеньем угостим, если нам понравится». Был худсовет. Сидели няни, воспитатели. Понравилось. Дети тоже приняли на ура. Я, воодушевленная успехом, сказала: «Девчонки, теперь делаем эстрадный концерт!» Разучили басни, стихи, кто-­то играл на аккордеоне, я пела, костюмы сделала сама. И мы пошли по дворам. Кричали: «Выходите, люди, концерт смотреть! Артисты приехали!» Кто печеньем угощал, кто конфеткой. Работали на бартер – за еду. У нас состоялся худсовет: воспитатели, нянечки, бухгалтерия вместе с заведующей посмотрели наш номер и одобрили. Это стало нашим первым выступлением для зрителей. Потом мы все вместе попили компот, поели булочки и получили удовольствие от первой премьеры в жизни.

– Девушки всегда хотят выглядеть прекрасно, и одна только мысль, что их образ может вызвать насмешку, многих повергнет в панику. Как вы решились выступать в таком «нетрадиционном» для девочек жанре, как клоунада?

– Рассмешить публику – это самое сложное из искусств. И это нелегко и клоуну, и пародисту, и актеру. Смех зрителя – высшая награда для всех, кто выходит на сцену, в каком бы амплуа они ни выступали. Но я никогда не мечтала быть артисткой юмористического жанра! Напротив, я пошла по этому пути вопреки своим мечтам. Я так всерьез не отношу себя к амплуа пародиста, это лишь одна из моих граней. Моя цель – быть артисткой, но поскольку по образованию я театрально­
эстрадная актриса, то можно было выбирать – эстраду или театр, я начала с театра. В театре «Буфф» играла миссис Хадсон, Аннунциату в пьесе «Тень» Шварца и в комедии «Блэз» французского драматурга Клода Монье – много чего интересного. А потом случился перелом, я встала перед выбором: театр или эстрада. И решила метнуться на эстраду. Когда я начинала карьеру, это было востребованно, так почему бы и не двигаться в этом направлении?

– Вы были прилежной студенткой или занозой для преподавателей?

– Мои студенческие годы прошли в Санкт-­Петербурге. Я была прилежной студенткой, училась любимому делу – служению искусству, театру, сцене, училась истово. Получала стипендию, родители помогали. Это были 90-­е – время очень непростое. Чтобы прожить, нужно было экономить, искать варианты, где можно было бы подработать в свободное от учебы время.

– Любовь с однокурсниками крутили?

– Я любвеобильная с детства, первая любовь у меня была в детском саду. Это был мальчик из моей группы. Такой хорошенький со светлыми кудрявыми волосами, словно с конфетного фантика. А когда он стал отбирать в песочнице у девочки детские грабли, чувства мои куда­-то исчезли: я заступилась за девочку, отняла грабли и заехала ему ими по голове. И тотчас же его разлюбила. А первая осознанная любовь у меня случилась, когда я была студенткой и жила с родителями в Бресте. Мой молодой человек ушел в армию, я его провожала и ждала, как это было и положено в те времена. Однажды решила поехать навестить, служил он в Витебске. Я уже тогда зарабатывала. Конечно, часть денег отдавала родителям, поэтому долго копила на дорогу и чтобы купить гостинцев: сигареты, два батона колбасы, консервы – такой вот приятный сюрприз. В общем, в один прекрасный день, не сказав родителям ни слова, села на поезд до Витебска и отправилась навещать любимого. Добралась на автобусе довольная и счастливая, а на прощание он мне говорит: «А не могла бы ты дать мне рубль: я тут должен». Я растерялась: во­-первых, рубль по тем временам был глобальной суммой, во-­вторых, денег у меня было впритык, на обратную дорогу. Но отказать­-то было неудобно. Это же была любовь! И я отдала буквально последние деньги, осталась только мелочь на автобус до Витебска. Когда добралась до Витебска, поняла, что надо где­-то раздобыть денег на поезд до Бреста. На вокзале увидела женщину, подошла к ней, рассказала свою историю и попросила купить мне билет. Женщина оказалась очень порядочной и доброй, посмотрела на меня, поняла, что я наивная и маленькая девочка, и купила мне билет. Вот какие тогда были времена! Вернулась домой в Брест и, конечно же, получила втык от родителей: они знать не знали, куда я делась, и очень волновались. Честно говоря, после этого «романтического» путешествия, любовь мою как рукой сняло (смеется).

– Если я не ошибаюсь, был период, когда вы мечтали о большой вокальной карьере, однако всё пошло иначе. Расскажите, как складывалась жизнь после альма­матер?

– Меня ни один преподаватель по вокалу в свой класс брать не хотел. Думали, я только таким дурным голосом могу петь. Потом оказалось, что мне по плечу спеть и что­-то из репертуара Пугачёвой, и Ротару, и всех остальных звезд российской эстрады. Очень любила джаз. И как-­то незаметно оказалась самым поющим человеком на курсе. Что стало, надо сказать, большим открытием для моего мастера Исаака Штокбанта. К нам на экзамен по вокалу послушать студентку Лебенбаум приходил весь институт! Вообще, иметь приличные вокальные данные абсолютно необходимо каждому профессиональному артисту. А я всегда стремилась именно в артистки. Все пародии, музыкальные фильмы, участие в многочисленных шоу-­программах на ТВ были бы просто невозможны, если бы я не была вокально обучена! Главное даже не обучение: у меня душа поет! Со студенческих лет я начала работать в Санкт-­Петербургском государственном театре «Буфф». В 1993 году получила Гран-­при на Всероссийском конкурсе «Ялта–Москва­ - Транзит». Выступала с песней Барбры Стрейзанд и Эдиты Пьехи. Потом судьба совершила еще один кульбит. Еще в студенческие годы я познакомилась с Юрием Гальцевым. С тех пор началась наша дружба, благодаря которой я однажды оказалась на эстраде. В 1991 году я появилась на конкурсе актерской песни имени Андрея Миронова, вышла на сцену в смешной клоунской шапке, с потертым саквояжем, набитым разноцветными боа из мочалок и под музыку из фильма Боба Фосса «Кабаре» исполнила номер в стиле Лайзы Минелли. Я шокировала жюри, а публика приняла меня очень тепло, поэтому я и получила приз зрительских симпатий. И этот момент стал для меня в каком-­то смысле поворотным.

– Без ложной скромности, уже полмира объездили с концертами и выступлениями. При таком графике время на общение с дочерью остается?

– Каждую свободную минуту посвящаю Соне! Хотя, конечно, этого мало и хочется еще! Выходные, отпуска, свободные вечера – каждую минутку мы проводим вместе. Ходим в театры, по магазинам, гуляем. И я вам скажу, что, сколько бы ни было времени, его всегда будет недоставать.

– Уже не раз слышал мнение, что Елена Воробей – неприступная крепость, поэтому не каждый мужчина решится на штурм. Сегодня ваша крепость в осаде или героев пока нет?

– Я по­прежнему в статусе «свободной девушки». Я – невеста (улыбается)!

– Назовите три главных качества, которые цените в мужчинах?

– Ценю надежность: чтобы в любой ситуации можно было положиться на своего мужчину. Ответственность: я должна понимать, что мужчина сможет помочь, поддержать, заработать, решить любую проблему. Ну и без чувства юмора не могу!

– В обычной жизни, когда на сцене гаснут софиты и маски сброшены, вы такая же озорная хохотушка или отдыхаете от юмора?

– В атмосфере юмора я выросла и живу по сей день. В нашей семье всегда все подшучивали друг на другом, поэтому я быстро научилась отвечать на колкость колкостью. Разумеется, всё это делается по-­доброму и любя. Возможно, именно это определило мой дальнейший путь. С детства я стремилась к профессии актрисы, но юмор в какой-то момент перевесил. В компании люблю юмор, веселье и здоровый стеб, причем и над собой тоже: так что слово «депрессия» мне знакомо, но я лично ее веником-­веником (улыбается).

– Елена, какой из подарков судьбы сегодня стал бы для вас самым желанным?

– Этот год не зря называется високосным, поэтому самыми большими подарками для меня, безусловно, стали бы здоровье и благополучие моих близких. Хочется, чтобы и у Сони всё было хорошо, чтобы продолжала учиться, добивалась того, чего ей хочется. Сонечка учится в лицее с углубленным изучением иностранных языков и литературы. Она загружена по полной программе! После школы у нас занятия музыкой, затем бассейн, потом уроки. Каждому человеку дан свой талант, который надо увидеть и развить. Соня – очень романтичная натура, ей нравятся танцы. Стараюсь привить дочке еще и любовь к музыке – она играет на фортепиано. Сонечка очень повзрослела за последнее время и доказала своими поступками, что она ответственный человек, которому можно и нужно доверять.

– Поделитесь с читателями рецептом хорошего настроения на каждый день от Елены Воробей.

– Не вижу смысла предаваться унынию, когда столько интересного в этом мире, столько перспектив, столько творческих экспериментов, возможностей путешествовать, интересно проводить время с родными и любимыми. А если совсем тоскливо, то мой рецепт таков: подойти к зеркалу и скорчить смешную рожицу. Я всегда стараюсь выходить из любой ситуации с юмором. Он помогает мне как в личной жизни, так и в социальной и общественной. Например, когда я чувствую, что разговор заходит в тупик или, наоборот, ситуация накаляется, то я всегда стараюсь разрядить ее какой-­нибудь шуткой, чтобы окружающие немного приободрились и взяли в себя в руки.